Украине нужен свой «Национальный Редут»

Есть такая страна — Швейцария. Начиная с XIX века в ней действует конфедеративный строй и милиционный тип армии — все население страны обучено, вооружено и в любой момент может встать в строй. В Швейцарии эта система доведена до совершенства. Оружие и боеприпасы резервиста (гражданского, который в нужное время может стать военным) находятся отнюдь не на ближайшем складе, как, скажем, в Украине, а прямо у него дома. То есть, если враг внезапно разобьет все коммуникации, штабы и склады, то отряды бойцов, сформированные на территориальной основе, все-равно останутся при оружии. Подобный вид вооруженных сил остается там и по сей день.

Украине нужен свой «Национальный Редут»
25 Серпня 2017 15:26АТО,Головне,Дмитрий Мрачник,Игаль Левин,Політика,Статті,Україна

В прошлом именно такой армейский принцип сыграл не последнюю роль в сохранении независимости Швейцарии. В 1940 году в году в Европе вовсю бушевала Вторая мировая война, Третий Рейх маршем покорял страну за страной. После падения Франции Адольф Гитлер приказал подготовить план оккупации и Швейцарии. Гордые швейцарцы постоянно сбивали немецкие самолеты, которые вторгались в ее воздушное пространство, и это бесило фюрера. Особенно его бесил тот факт, что швейцарцы сбивали немецкие самолеты на… немецких же самолетах!

Генштабом Рейха был подготовлен план операции «Танненбаум», предполагавший оккупацию Швейцарии. В рамках плана к августу 1940-го для военного вторжения все было готово: к границам стянули войска, наладили взаимодействие с Италией, которая била бы Швейцарию с юга. Был проработан детальный план действий, но в последний момент план отложили.

Почему так случилось? Важным фактором стал непростой договор между властями Швейцарии и Германии. Согласно нему, Швейцария заняла нейтралитет по отношению к странам Оси, что было в тот момент не очень благородно. Еще Швейцария взяла на себя обязательство кредитовать Рейх и покупать его валюту. Рейхсмарки было уже особо некуда сплавлять, так как одну часть Европы покорили, а с другой воевали.

По сути швейцарцы от войны откупились. Однако далеко не только крепкие банки и хорошие деньги этой небольшой горной страны заставили руководство Рейха остановить вторжение, которое, к слову, могло быть выполнено всего одним танковым полком.

На переговоры и условия нейтралитета повлиял и другой фактор, который историки упоминают достаточно редко. Все дело в том, что для установления полного контроля над Швейцарией немцам пришлось бы воевать с многочисленной и прекрасно обученными резервистами, способными к эффективным партизанским и диверсионным действиям по всей территории страны. Стрелковое оружие швейцарцев превосходило лучшие образцы оружия немцев, а высокий уровень подготовки пехоты был общепризнанным.

Когда стало известно, что нападение Германии неминуемо, и ее войска стягиваются к границам, главнокомандующий войсками Швейцарии, Гизан Анри, быстро смекнул, что защищать национальные границы бессмысленно, так как это нереально. Им был организован план обороны, названный «Национальный Редут» или, сокращенно, просто «Редут». Он предписывал швейцарцам на случай вторжения следующие действия:

  1. не оборонять границы;
  2. пустить немцев вглубь страны и отдать им индустриальные центры;
  3. развернуть против оккупантов жестокую и кровопролитную партизанскую войну, опираясь на холмистую и гористую местность.

План обороны предполагал создание такой ситуации, в которой удержание Швейцарии представлялось бы немцам слишком дорогостоящим, опасным и даже не имеющим смысла предприятием.

Швейцарские солдаты позируют на фоне сбитого немецкого самолета

«Редут» предписывал защищаться даже в случае объявления капитуляции. Войскам попросту был дан карт-бланш на свободу военных действий при условиях развала государства. Более того, децентрализованная конфедеративная система предписывала автономию каждому швейцарскому отряду и разрешала не подчиняться руководству генштаба, если тот призовет к сдаче.

Поскольку все это могло оказаться немецкой провокацией, граждан Швейцарии проинструктировали относиться к любым известиям о проигрыше как к вражеской пропаганде. Сражаться было необходимо на свое усмотрение, но до конца. В горах, сельской местности, в холмистых районах были организованы многочисленные опорные пункты для такой борьбы. Учитывая высокий уровень жизни швейцарцев, население было очень мотивировано и терпеть немецкую оккупацию не собиралось. Им было что терять.

Укрепления, тайники и прочие сооружения для партизанской войны согласно плану «Редут» можно увидеть в Швейцарии и сегодня

Однако войны не случилось — немцы предпочли решить конфликт политически. Поход в Швейцарию мог оказаться опасной авантюрой, которая отвлекла бы немецкие войска от более важных задач и нанесла им большие потери. Большая часть здравомыслящим генералов Вермахта понимала, что оккупация Швейцарии — это путь к катастрофе.

Кстати, забавный исторический факт: Рейх оправдывал подготовку к вторжению «защитой прав немецкоязычного населения Швейцарии», которое, в общем-то, прекрасно себя чувствовало, и ни в какой вооруженной защите не нуждалось. Ничего не напоминает?

Учения украинских резервистов

История может быть хорошим уроком для всех тех, кто заинтересован в построении демократического войска и понимает, что его страна не в силах вести конвенциональную войну с более сильным агрессором. Достаточно красноречивый пример для Украины, которая, сама по себе, никак не устоит перед натиском тонн брони, снарядов и пушечного мяса из России.

Мы можем надеяться на международную поддержку, помощь деньгами и оружием, мотивацией добровольцев, идущих на фронт. Но долго так продолжаться не может. Зависеть от мира, не будучи способными своими силами показать врагу кузькину мать, вечно нельзя. Украине рядом с регулярным войском нужна многочисленная и обученная милиционная пехота, состоящая из гражданских, которые способны при необходимости устроить теплый прием любому оккупанту.

Разумеется, все это не означает, что нам, как швейцарцам в 1940-м, нужно открыть перед агрессором границы и уйти в горы. Современная война и украинская специфика не могут основываться на стратегии 80-летней давности, да ещё и в стране с совершенно иным ландшафтом.

В постсоветских странах термин «партизан», как правило, ассоциируется с дедом в ватнике, который режет немцев в болотах Беларуси, с движением УПА или с афганскими и чеченскими боевиками. Причем считается, что советские партизаны только помогали регулярной армии, которая затем водрузила над Рейхстагом красный флаг. УПА так вообще проиграли, а чеченцы с афганцами — это горные фанатики-исламисты, черт ногу сломит в их загадочных душах. О том, какие ассоциации у постсоветского человека возникают с термином «милиционер», мы вообще промолчим.

Часто в спорах о необходимости укрепления территориальной обороны в Украине можно слышать такой аргумент, что, мол, нахрен нам нужны эти деды в ватниках, душманы и прочие ваххабиты, это все проигрышный путь и так далее. Подавай большую регулярную армию, как на Западе.

На самом деле партизанская война или, на западный манер, герилья — это только один из видов ведения боевых действий. Если коротко, она сводится к тактике «ударил и убежал». Вести такую войну могут как деды в ватниках верхом на медведях, так и роботизированные системы и прочий хай-тек.

Все дело в том, что милиционное войско — только один из видов организации армии. Он означает, что солдат живет не в казарме на двухъярусной кровати, а у себя дома. Организована такая система может быть как и у партизан-подпольщиков, так и у развитого, богатого государства.

Такие «домашние бойцы» могут быть одеты хоть в ватник, хоть в пиксельный камуфляж по последнему пику военных разработок. То же самое и с подготовкой. Существуют системы и структуры, которые невозможно организовать в рамках милиционной системы — например, авиацию. Просто потому, что нужно чуть ли не ежедневно оттачивать подготовку и молниеносно реагировать на вызовы. Для этого требуется дежурство, то есть — регулярность. Но вот, к примеру, танковые войска, артиллерия и даже спецназ могут быть милиционными.

Израильский резервистский спецназ

В Израиле есть целые танковые бригады и артиллерийские дивизионы, на 100% состоящие из резервистов. Они отлично работают, и на их подготовку и оснащение ещё никто не жаловался. Взять, к примеру, «Лотар Эйлат» — антитеррористический отряд Эйлата. Это спецназ, состоящий на 100% только из резервистов, проживающих в южном городе Эйлат. Так сказать, резервистский спецназ. Кстати говоря, это одно из немногих подразделений в Цахал, созданное не сверху по указу начальства, а снизу, по инициативе самих горожан.

Раз в месяц бойцы собираются на своей базе, где из регулярных военных только секретари и завхозы, и проводят однодневные тренировки, чтобы оставаться в форме. Дежурство по городу налажено через тесную товарищескую и личную связь между бойцами и командирами. Все они, как гражданские, работают по профессиям. Экономно, демократично, народно и эффективно!

Для Украины необычайно важен опыт разветвленной территориальной обороны и армии милиционного типа как в упомянутых выше Швейцарии и Израиле. Конечно же, такие структуры сами по себе не являются панацеей от завоевания. Десятки тысяч вооруженных и подготовленных резервистов, которые держат табельное оружие и припасы дома или неподалёку, в тайниках, наверняка не будут единственным аргументом против вторжения. Однако факт наличия такой силы уже позволяет гражданам не быть статистами или беженцами. В спайке с регулярной армией эта сила может создать прочный фундамент для длительного противостояния, в котором агрессор рискует потерять всю свою кровь.

Игаль Левин и Дмитрий Мрачник.

Оригинал на Нигилисте.

Рекомендовані статті

Новини

«Прометей» - незалежний інформаційний портал. Позиція редакції може не збігатись з точкою зору авторів окремих матеріалів. Ваші матеріали, побажання та пропозиції надсилати на електронну пошту: [email protected]. Ми завжди на зв'язку!
Використання наших матеріалів можливе за умови наявності прямого посилання на Прометей.