Мартин Вульф. Долгий и болезненный путь к глобальному хаосу

Эпоха глобализации заканчивается. Что станет определяющим на следующем этапе – протекционизм и конфликт?

Мартин Вульф. Долгий и болезненный путь к глобальному хаосу
11 Січня 2017 16:37Головне,Світ,Статті

Это ложь, что человечество не способно выучить уроки истории. И в случае с уроками темного периода между 1914 и 1945, Запад это сделал. Но сейчас складывается впечатление, что эти уроки начинают забываться. Мы живем, как когда-то, в эпоху жесткого национализма и ксенофобии. Надежды на светлое будущее прогресса, гармонии и демократии, порожденные открытием рынков в 1980-х и коллапсом советского коммунизма в 1989-1991, обратились в прах.

Что ждет впереди США, создателей и гарантов послевоенного либерального миропорядка, которыми скоро руководит президент, отвергающий постоянные союзы, поддерживающий протекционизм и восхищающийся деспотами? Что предстоит пройти потрепанному Евросоюзу, который наблюдает, как на востоке усиливается «нелиберальная демократия», происходит Брексит, а у Марин Ле Пен появляются шансы выиграть президентские выборы?

Что ждет впереди ирредентистскую (от партии «Италия ирредента», выступавшей за объединение Италии по этническому и языковому признаку – прим. пер.) Россию, оказывающую все большее влияние на мир, и Китай, который объявил Си Цзиньпина не первым среди равных, но «ключевым лидером»?

Современная мировая экономическая и политическая система возникла как ответ на несчастья первой половины 20-го века. В свою очередь эти несчастья были вызваны беспрецедентным, но крайне неравномерным экономическим прогрессом 19-го века.

Мартин Вульф. Долгий и болезненный путь к глобальному хаосу

Силы трансформации, появившиеся благодаря индустриализации, подстегнули классовый конфликт, национализм и империализм. В 1914-1918 возникла «индустриализированная» война и произошла Октябрьская революция. Попытки в 1920-х года восстановить довоенное мироустройство привели к Великой Депрессии, триумфу Адольфа Гитлера и появлению японского милитаризма. Это, в свою очередь, создало все необходимые условия для катастрофы Второй мировой войны, за которой последовала коммунистическая революция в Китае.

После окончания мировых войн, человечество разделилось на два лагеря: либеральных демократий и коммунизма. США, доминирующая экономика на планете, возглавили первый лагерь, СССР – второй. При поддержке США, колонии, которыми владели ослабевшие европейские государства, стали независимыми. Множество новых стран назвали «третьим миром».

Мартин Вульф. Долгий и болезненный путь к глобальному хаосу

Глядя на руины европейской цивилизации и угрозу коммунистического тоталитаризма, США, наиболее могущественное государство мира в военном и экономическом смысле, использовали не только свое богатство но и пример демократического самоуправления, чтобы создать, вдохновить и укрепить трансатлантический Запад. И это было сознательным ответом лидеров США на катастрофические последствия политических и экономических ошибок своих предшественников после вступления в первую мировую войну в 1917-м году.

Внутренняя политика стран нового Запада, появившегося после Второй мировой войны, была связана с государственными обязательствами по борьбе с безработицей и обещанием социальных гарантий. На международном уровне появилась целая группа новых институций – Международный валютный фонд, Всемирный банк, Генеральное соглашение по тарифам и торговле (предшественник Всемирной торговой организации) и Организация европейского экономического сотрудничества (инструмент плана Маршалла, затем превратилась в Организацию экономического сотрудничества и развития), которые следили за восстановлением Европы и способствовали глобальному экономическому развитию. НАТО, основа системы безопасности Запада, было основано в 1949 году. Римское соглашение, на основе которого появилось Европейское экономическое содружество, позднее превратившееся в ЕС, было подписано в 1957-м году.

Эта созидательная деятельность была частично ответом на неотложные проблемы, вроде послевоенной нищеты и угрозы со стороны сталинского СССР. Но одновременно она отражала видение нового сотрудничающего мира.

От эйфории к разочарованию

Экономически послевоенная эпоха может быть разделена на два периода: кейнсианский период европейского и японского восстановления и последовавший за ней период «рыночной» глобализации, который начался с реформ Дэна Сяопина в Китае в 1978 году и победы на выборах в Великобритании и США Маргарет Тэтчер (1979) и Рональда Рейгана (1980).

Мартин Вульф. Долгий и болезненный путь к глобальному хаосу

Второй период характеризовался окончанием Уругвайского раунда торговых переговоров в 1994-м году, созданием ВТО в 1995, вступлением Китая в ВТО в 2001 и увеличение ЕС, куда в 2004 году вошли страны-бывшие члены Варшавского договора.

Первый экономический период закончился великой инфляцией 1970-х. Второй – финансовым кризисом 2007-2009. Между этими двумя периодами лежит время экономической неопределенности и смятения – то, что мы наблюдаем сейчас. Главной экономической угрозой во время первого перехода была инфляция, в этот раз главной угрозой (для развитых стран – прим. пер.) стала дефляция.

Мартин Вульф. Долгий и болезненный путь к глобальному хаосу

Геополитически послевоенная эпоха тоже может быть разделена на два периода: Холодной войны, которая закончилась развалом СССР, и период после этого. США приняли участие в четырех крупных войнах за это время. Во время Холодной войны американцы воевали в Корее (1950-1953) и Вьетнаме (1963-1975). Во время второго периода США приняли участие в двух войнах в Персидском заливе (1990-1991 и 2003). Однако ни разу война не происходила между экономически развитыми великими державами, хотя один раз это почти произошло (во время Кубинского ракетного кризиса 1962).

Первый геополитический период послевоенной эпохи закончился разочарованием для граждан СССР и эйфорией на Западе. Сегодня с геополитическим и экономическим разочарованием столкнулся Запад.

Средний восток погрузился в хаос. Массовая миграция стала угрозой для европейской стабильности. Путинская Россия – на марше. Китай Си Цзиньпина становится все более напористым. А Запад выглядит бессильным.

Эти геополитические сдвиги частично результат желаемых изменений вроде стремительного экономического развития вне стран Запада, особенно в Китае и Индии. Частично – результат выбора, вроде российского решения отказаться от либеральной демократии в пользу национализма и автократии как основы своей постсоветской идентичности. Или вроде китайского решения объединить рыночную экономику и коммунистический контроль.

Растущее недовольство

Все же Запад тоже совершил крупные ошибки, в особенности ощибочным было решение после терактов 11 сентября сбросить иракского лидера Саддама Хуссейна и распространить демократию по Среднему Востоку под дулом пистолета. И в США, и в Великобритании сейчас считают, что иракская кампания имела нелегитимные причины, была проведена некомпетентно и имела губительные последствия.

Мартин Вульф. Долгий и болезненный путь к глобальному хаосу

Западные экономики также ощутили замедление роста, рост неравенства, высокую безработицу (особенно в Южной Европе), падение доли экономически активного населения и деиндустриализацию. Эти сдвиги привели к особо неблагоприятным последствиям для относительно неквалифицированных людей. Гнев из-за массовой иммиграции начал расти, особенно среди тех частей общества, которых задели неблагоприятные экономические последствия.

Конечно, некоторые изменения были или неминуемыми, или побочным эффектом желаемого развития событий. Угроза, которую представляют технологии для неквалифицированных рабочих, не может быть предотвращена. Точно так же, как и рост конкурентоспособности развивающихся экономик. Тем не мене, в экономической политике также были совершены серьезные ошибки. В частности, неспособность гарантировать выгоды от экономического роста была наиболее распространена. Финансовый кризис 2007-2009 и последовавший кризис еврозоны были, однако, переломными событиями.

Мартин Вульф. Долгий и болезненный путь к глобальному хаосу

Кризис имел опустошительные экономические последствия и привел к неожиданному скачку безработицы, за которым последовало относительно слабое восстановление. ВВП развитых стран сегодня на 1/6 меньше, чем он мог бы быть при сохранении докризисных темпов роста.

Ответ на кризис также подорвал веру в честность устоявшейся системы. Пока обычные люди теряли свои рабочие места и дома, правительство вливало деньги в финансовую систему. В США, где общество верит в свободный рынок, такие действия выглядели особенно аморальными.

Наконец, эти кризисы уничтожили веру в компетенцию и честность финансовых, экономических и политических элит, особенно в деле управления финансовой системой и в отношении целесообразности создания евро.

Все вместе это уничтожило договор, на котором держались сложные демократии. По этому договору, элиты могли зарабатывать огромные деньги или пользоваться большим влиянием на общество до тех пор, пока они приносят пользу. Вместо этого длительный период анемического роста доходов для большинства населения, особенно в США, завершился, к всеобщему удивлению, крупнейшим финансовым и экономическим кризисом с 1930-х годов. Сегодня шок уступил место страху и ярости.

Мартин Вульф. Долгий и болезненный путь к глобальному хаосу

Череда грубых геополитических и экономических ошибок подорвало веру в компетенцию западных государств, одновременно улучшив репутацию России и, тем более, Китая. Кроме того, избрание Дональда Трампа президентом проделало брешь в потертых американских претензиях на моральное лидерство.

Короче говоря, мы находимся в конце экономического периода руководимой Западом глобализации и в конце геополитического периода «однополярного момента», который начался после окончания Холодной войны.

Остается вопрос, что последует дальше. Или мы увидим расшатывание поствоенного мироустройства, погружающегося в деглобализацию и вооруженные конфликты, как это случилось в первую половину 20-го века, или новый период, в котором незападные великие державы, особенно Китай и Индия, будут играть большую роль в сохранении миропорядка, построенного на сотрудничестве.

Свободная торговля и процветание

Большую часть ответа на вопрос должны предоставить западные страны. Даже сейчас, после поколения экономического падения (относительно остального мира), США, ЕС и Япония производят более половины мирового ВВП (в рыночных ценах) и 36%, если измерять ВВП по паритету покупательной способности.

Они также остаются домом для наиболее важных и инновационных компаний мира, доминирующих финансовых рынков, передовых вузов и наиболее влиятельных культур. США еще десятилетия будут оставаться наиболее могущественным государством (особенно в военном смысле). Но их возможность влиять на мир значительно усиливается благодаря сети союзов – продукту послевоенного государствостроения. Однако союзы должны поддерживаться.

Мартин Вульф. Долгий и болезненный путь к глобальному хаосу

Тем не менее, важнейшим компонентом успеха западных стран должно стать решение домашних проблем. Медленный экономический рост и стареющее население давят на государственные расходы. Из-за слабого роста, особенно производительности, и структурных проблем на рынке труда, политики принялись за игру с нулевой суммой. Не имея возможности пообещать рост доходов всем сразу, они чаще обсуждают, у кого надо забрать доходы, чтобы отдать их другим. Победителями в этой борьбе оказываются те, кто и так себя прекрасно чувствовал. В результате люди внизу и в середине системы распределения доходов становятся восприимчивее к расистской и ксенофобской демагогии.

Пытаясь найти ответы, необходимо помнить о двух фактах.

Во-первых, поствоенную эпоху американской гегемонии можно считать серьезным успехом. Реальный средний доход на планете вырос на 460% в 1950-2015 годах. Доля мирового населения, которое живет в крайней нищете, упала с 72% в 1950 до 10% в 2015.

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении выросла с 48 лет в 1950-м до 71 в 2015. Доля людей, которые живут в демократиях, выросло с 31% в 1950 до 56% в 2015.

Мартин Вульф. Долгий и болезненный путь к глобальному хаосу

Во-вторых, свободная торговля далеко не главная причина долгосрочного снижения доли населения США, занятого в промышленном производстве. Хотя рост торгового дефицита и оказал серьезное влияние на количество рабочих мест в промышленности после 2000-го года, вызванный развитием технологий рост производительности стал намного более мощным фактором.

Аналогично, торговля не стала основной причиной роста неравенства. В конце концов экономики с высоким уровнем дохода все пострадали от роста конкурентоспособности развивающихся стран, однако влияние этого процесса на распределение доходов отличается весьма значительно.

США и западные лидеры должны найти лучшие способы, чтобы удовлетворить потребности своих народов. Однако пока кажется, что Великобритании все еще не хватает понимания, как все будет работать после Брексита, Еврозона остается уязвимой, а некоторые люди, которых Трамп собирается назначить, также как и республиканцы в Конгрессе, собираются прикончить и без того далеко не идеальную систему социальной защиты в США.

Разделенный, замкнувшийся на себе и плохо управляемый Запад с большой долей вероятности станет дестабилизирующим фактором. И Китай может увидеть, как величие падает ему прямо под ноги. Сможет ли Пекин дорасти до новой глобальной роли, учитывая его серьезные внутренние проблемы (в первую очередь экономические – прим. пер.) – вопрос открытый. Это кажется маловероятным.

Мартин Вульф. Долгий и болезненный путь к глобальному хаосу

Поддавшись соблазну ложных решений, рожденных разочарованием и гневом, Запад может даже пойти на уничтожение собственного интеллектуального и институционального фундамента, на котором держался послевоенный миропорядок. Эти эмоции легко понять, одновременно отвергая упрощенные ответы. Запад не сумеет вылечить сам себя, игнорируя уроки истории. Но легко может спровоцировать хаос в такой попытке.

Мартин Вульф – соредактор (англ. associate editor) и экономический обозреватель британской газеты The Financial Times. Его отец – австрийский еврей, работавший сценаристом. Мать – еврейка из Нидерландов, семья которой почти полностью погибла в Холокосте. Оба они сбежали в Англию, где родился Мартин. По признанию британского журналиста, именно история семьи подтолкнула его к изучению экономики, поскольку он ощущал, что именно экономические проблемы привели к катастрофе Второй мировой. В молодости был активистом Лейбористской партии. Оригинал публикации на Financial Times.

Перевел Михаил Багинский. Специально для Прометея.

Новини

«Прометей» - незалежний інформаційний портал. Позиція редакції може не збігатись з точкою зору авторів окремих матеріалів. Ваші матеріали, побажання та пропозиції надсилати на електронну пошту: [email protected]. Ми завжди на зв'язку!
Використання наших матеріалів можливе за умови наявності прямого посилання на Прометей.