Восход Ислама

Сегодня мы привыкли к тому факту, что терроризм - это исключительно дело религиозных групп и организаций. Но ведь совсем недавно, в 60-е годы прошлого века, не было ни одной религиозной террористической группировки. Это явление совсем недавнее, и ему всего-то не более четырех десятков лет от роду. Почему это случилось? Попробуем разобраться.

Восход Ислама
24 Листопада 2016 13:38Блоги,Игаль Левин

Причина первая. Триумф исламской революции в Иране в 1979 году. После свержения Шаха, лидер движения иранских революционеров, аятолла Хомейни, подчеркнул: «Мы должны стремиться к разжиганию революции во всем мире и оставить все помыслы об отказе от нее. Иран не только не признает какие-либо различия между мусульманскими странами, но и является заступником всех угнетенных народов». Иран стал катализатором социальных преобразований в исламском мире. По его подобию и с его поддержкой была образована «Хезболла» – одно из самых крупных террористических движений. Даже фундаменталистские суннитские группы, которые видят в Иране шиитского врага, все равно отталкиваются от факта исламской революции 1979 года.

Причина вторая. Крах СССР и несостоятельность неолиберализма. Исламские террористические группы одновременно и являются движениям масс. Они продвигают социальные проекты, занимаются постройкой школ, больниц, детсадов. Обеспечивают пособия безработным и матерям одиночкам. Создают профсоюзные объединения и союзы студентов. В прошлом агитаторы светских или левых групп могли всегда апеллировать к одной из моделей мира, или к СССР и его блоку стран, или к странам Запада. Но с банкротством советской модели у левых групп (в том числе и террористических) не стало действующей модели, к которой они призывали массы. Прекратилась и их финансовая поддержка, шедшая из Кремля. Похожая картина налицо и в случае либеральной, а затем и неолиберальной модели, предлагавших благосостояние и уважение международных прав человека всем при главном условии – быть частью мирового капиталистического рынка. Но страны Третьего мира (откуда обычно и питают свою силу террористические движения) быстро поняли, что это является пустым обещанием, и их странам в лучшем случае обеспечена долговая кабала и эксплуатация их ресурсов и людской силы в угоду стран мира первого. А в худшем – и вовсе война и передел власти, как в Ираке, например.

Причина третья. Научный прогресс. Это может показаться абсурдным и странным, ведь мы привыкли отождествлять клерикализм с мракобесием и наукофобией. Такое утверждение справедливо разве что по отношению к христианству эпохи Средневековья. Ислам же никогда не тормозил научный прогресс, наоборот, он его только поощрял. Хороший пример тому тот же Иран, где законы шариата идут бок о бок с ядерной программой и освоением космоса. Второй пример – это Исламское Государство, где совсем уж не чураются всевозможных современных гаджетов, в особенности всего того, что касается сферы медиа. Научный прогресс, особенно общедоступность средств связи и информатики, только толкает исламские движения из ограниченности территориальной к интернациональным связям, позволяя перенести свою борьбу на мировую арену. Технологии позволяют и обеспечить помощь и достаток бедствующим массам, той среде откуда радикальные группы питают свою силу и людской ресурс.

Эти три причины на сегодняшний день обеспечили восход ислама к влиянию в действительно планетарных масштабах. Пока не существует социальных альтернатив, которые можно будет предложить суннитским и шиитским массам и доказать состоятельность этой новой модели, исламские радикальные и террористические движения будут крепнуть и развиваться.

Игаль Левин, социальный активист, бывший боевой офицер Армии обороны Израиля, военный аналитик, путешественник.

Специально для Прометея.

Новини

«Прометей» - незалежний інформаційний портал. Позиція редакції може не збігатись з точкою зору авторів окремих матеріалів. Ваші матеріали, побажання та пропозиції надсилати на електронну пошту: [email protected]. Ми завжди на зв'язку!
Використання наших матеріалів можливе за умови наявності прямого посилання на Прометей.