Стена негласной иерархии

Социализм, сколько бы ни называли его утопией, порождением идеализма, все же возможен при определенных условиях, которые человечество постепенно начинает воплощать в жизнь. Одним из столпов социализма является его этический аспект.

Стена негласной иерархии
8 Січня 2017 11:45Блоги,Левандовский

Когда человеку, не осведомленному, говоришь о том, что такое социализм, он с вероятностью 90% скажет, что будет при таком положении дел забирать больше товара, чем ему нужно, хоть весь склад, ведь у него будет такая возможность. Таковых сторонники идеи Нестора Махно называют «прослойкой паразитов». Так вот, при таком восприятии, когда человек готов при первой же возможности забрать все помидоры со склада, хоть они ему и не нужны, социализм останется утопией. Социализм – это общество упорядоченной анархии, а основой анархии является отсутствие насилия, как такового, в любом его проявлении, эксплуатации, отчуждения. Без этического фактора, социализма существовать не может, как и любой другой анархии, например анархо-капиталистической модели Мюррея Ротбарда. Как избавиться от «прослойки паразитов» и сделать еще один шаг к обществу, свободному от социальной иерархии и насилия? Выйти из этой прослойки, посредством политкорректности и толерантности.

С порога стоит сказать, что оперирование термином «политкорректность» не подразумевает его первоначальное, связанное с авторитаризмом значение, когда словосочетание politically correct было шуткой про большевистскую партийную идеологическую деспотию. Говорить будем о том, что есть политкорректность XXI века, то есть, употребление в устной и письменной речи выражений, направленных (путь иногда и несознательно) на оскорбление того или иного индивида. Однако, к тому же, мы возьмем более широкое понятие данного термина и добавим к нему толерантность, и, рассмотрев ее объективное понимание, присоединим к политкорректности.

Что есть субъективное понимание толерантности? Будем честны друг с другом, большинство воспринимает ее, как синоним слова «терпимость». Но только подумайте, каким гадким, расистским и сексистским, переполненным ксенофобией, становится данное слово, если его принимать таковым. Мирное сосуществование, взаимоуважение, вот на чем стоит понятие толерантности, а не на «терпимости». Ведь посудите сами, не оскорбит ли представителя той или иной социальной группы то, что к нему относятся «с терпимостью»? Разумеется, человек будет оскорблен еще больше, чем раньше, так как если раньше к африканцам в Северной Америке относились плохо, предосудительно, то теперь, люди практически открыто им говорят, что они «плохие», но их, так и быть, перетерпят.

Основной преградой являются конформистские отношения в обществе. Таковые отношения сложились в первую очередь из-за низкого уровня развития технических средств, после чего, укоренились в головах масс и живы, по сей день. Исходят они из классовой борьбы. Доминирование, эксплуатация одного индивида другим, одной социальной группы другой, в тех реалиях являлось жизненно необходимым. Капиталисты Северной Америки были вынуждены использовать труд рабочих из Африки, чтобы минимизировать издержки производства, скажем, хлопка и попросту не проиграть другим владельцам плантаций хлопка на рынке и иметь хлеб на столе. Это было естественно для того периода. Однако, скажем, в раннем средневековом обществе Европы, для женщины было проблематично ходить на охоту, участвовать в боевых действиях, поэтому она оставалась дома, с детьми. Так уж распорядилась природа, что большинство мужчин физически сильнее большинства женщин. И эффективно держать в руках меч под силу было далеко не каждой домохозяйке. Разумеется, мужчина тоже мог готовить, воспитывать детей, но ему бы попросту не хватало на это времени, так как в то время он был более эффективен в полевых условиях.

Но африканец и европеец в Америке XIX века, все-таки, обладали абсолютно идентичными физическими данными. Отмена рабства в США являлась следствием научно-технического прогресса и развития средств производства, после чего «рабство» в северных штатах оказалось просто ненужным. Однако, стереотип африканца, как «раба», надолго закрепился в умах граждан США, а дискриминация по расовому признаку продолжалась практически целое столетие. Разумеется, это отразилось и на поведении самих африканцев, которые в силу давления со стороны европейцев, были вынуждены формировать коллективы, общины, чтобы выжить в этом свободном, но все также ненавидящим их мире. Начинает формироваться афроамериканская культура, чуждая европейцам, что лишь усугубляет ситуацию и порождает ксенофобию, маргинальность этих групп.

Аналогичные примеры и аналогии можно провести с любой социальной группой. Будь то афроамериканцы, жители Ближнего Востока, Восточной Азии, и другие этнические и расовые меньшинства, которые становятся таковыми при попадании в чуждую им среду. Социальные группы обрастают стереотипами и притесняются на бытовом уровне. По цепной реакции происходит сплочение меньшинства в общину, иногда даже юридически закрепленную. Община отвечает ксенофобией на ксенофобию, все это выливается в бытовую агрессию.

В основном это происходит в странах и регионах с переходной и традиционной экономикой, не обладающих высоким уровнем технического развития. В странах, где существует жесткое разделение на женские и мужские профессии, так как валить лес топором мужчине будет проще, чем женщине. Согласитесь, управление лесоповальной машиной не требует грубой физической силы и оба пола имеют равные возможности в данной отрасли.

Это касается производства, однако, бытовая агрессия существует не только в сфере производства. Политкорректность глухо бьется об стену негласной иерархии конформистского общественного мышления. Примеров можно привести множество: дискриминация по половому признаку (ну ты же мужчина, сделай это; бабе это нельзя доверять), возрасту (куда ты, мелочь, лезешь?). Здесь же и поведенческие стереотипы (ты что, как не мужик?), принадлежность к определенным социальным группам (да ты хоть в армии служил?) и, в конце, что характерно для вышеуказанных обществ, дискриминация по умению проявлять агрессию и доминировать (слабак, постоять за себя не можешь). Ситуация с гомосексуалистами, транссексуалами и всеми, кто не вписывается в устои сексуальных отношений общества. Ненависть к сексуальным меньшинствам зафиксирована в религиозных трактатах, написанных людьми-гуманистами для таких же людей. Авторы писаний фиксировали моральные устои общества, но истоки лежат в более ранних эпохах, ведь гомосексуальность в то время уже не так повально влияла на демографию. Что уж говорить о современном мире.

Такое поведение изначально обуславливалось уровнем жизни, а позже просто эгоизмом и следованием каким-то нелепым традициям. Теперь же, в развитом обществе, когда первоначальные вопросы жизнеобеспечения уже решены, можно заняться регулировкой вопроса межличностного взаимодействия, что приведёт к более гармоничному фону. Затолкать в людей политкорректность нельзя, так как таким образом власть заставляет их, как раз таки, терпеть, свозь ксенофобию, стиснув зубы. Политкорректность и толерантность, созданные извне, посредством законов и насилия, не являются истинными. Они являются терпимостью, а не взаимоуважением. Истинная политкорректность, как фундамент культурно развитого общества XXI века, исходит от граждан государства, а не от законов этого государства. Человек может иметь три образования культуролога, прочитать сотни томов художественной литературы, построить тысячи архитектурных шедевров, но до тех пор, пока он дискриминирует другого человека он не может называться культурно развитым человеком.

Мужчина и женщина, гомосексуалист и гетеросексуал, африканец и европеец, христианин и мусульманин, в XXI все они равны перед классовой борьбой и научно- техническим прогрессом. Не стоит загонять друг друга в дополнительные, ничем не обоснованные рамки.

Как уже говорилось, проявление конформизма и агрессии уже не обусловлено бытовым условиями, в обществе и воспитании давно главенствует общий императив – «нужно быть вежливым», однако по умолчанию за ним следует негласное правило – «не будь бесхребетным слабаком». Что подразумевается под последним, каждый интерпретирует по-своему. Постоянное стремление к большему комфорту и нежелание ухудшать занятое положение заложено в психологии человека. Даже в условиях бытового межличностного взаимодействия это проявляется в попытках занять доминирующее положение и обезопасить его агрессивным поведением. Это порождает грубость в поведении в обществе (толкаться локтями при плотном скоплении людей, конфликты из-за места на парковке), а так же хамство в разговоре с другими людьми (а вдруг они своими интонациями, своим поведением захотят понизить мой социальный статус). Проявление ксенофобии так же является попыткой обезопасить свой комфорт. Для конформистского сознания ксенофобия совершенно логична – отличающиеся от привычного стереотипа индивиды или группы индивидов вызывают опасение, так как попытка понять чужой, новый тип мышления и поведения уже является выходом из зоны комфорта, из привычных рамок, в которых человек ориентируется и чувствует себя уверенно. Выход же за эти рамки нарушает ощущение безопасности, так как в новой среде мышления человек не ориентируется, в ней он не уверен, в ней могут не действовать старые «правильные» нормы. Поэтому логичной реакцией на что-то новое или непохожее у особо консервативно настроенных является агрессия.

Положительный стереотип, идеал к которому нужно стремиться, складывается в общественном бессознательном из качеств, которые окажутся максимально полезны человеку, помогут приблизиться ему к максимальному комфорту и безопасности. Не соответствующий этому идеалу человек (даже если он «правильной» национальности, религии, пола, сексуальной ориентации, социального положения) вызывает осуждение и агрессию, что по сути так же является проявлением ксенофобии, попыткой окружить себя только похожими, понятными индивидами, и отторгнуть чужаков. Особенно заметно это в современном российском обществе, наследнике советского, в котором по директиве от партии насаждался образ идеального «строителя коммунизма», и всячески порицался индивидуализм и отличие от нормы – статья за «тунеядство», «добровольно принудительный» гражданский, политический, спортивный активизм и прочее. Любопытным является то, что несоответствие положительному стереотипу у конформистов приводит не только к агрессии против других, но и к агрессии против себя. Идеализм и перфекционизм не дает права человеку быть в чем-то хуже других, ведь это ставит его в более уязвимое положение перед другими, а значит агрессия переходит в болезненную саморефлексию из-за недостатка у себя качеств, присущих идеалу.

Постоянное состояние конфронтации затрачивает слишком много ресурсов на обеспечение собственной безопасности и мешает эффективному развитию. Стремление максимально обезопасить себя лишает безопасности других, что в итоге приводит к ответной агрессии. Выгода, которая могла быть получена от взаимодействия с «чужаками» совершенно нерационально отвергается. Силы и время, которые могли быть потрачены на развитие имеющихся личных качеств, тратятся на соответствие идеалу. Такая индивидуальная автаркия. Сотрудничество, возможно, требует некоего ограничения себя в положении, но их можно считать долгосрочными инвестициями в стабильное будущее. Потому что уважительное и безопасное взаимодействие индивидов в конечном счете окажется продуктивным и выгодным для каждого.

Кирилл Балабаев, Антон Муратов.

Оригинал на странице МАРТ.

Блог Левандовского – совместная аналитическая колонка нескольких авторов левого направления.

Новини

«Прометей» - незалежний інформаційний портал. Позиція редакції може не збігатись з точкою зору авторів окремих матеріалів. Ваші матеріали, побажання та пропозиції надсилати на електронну пошту: [email protected]. Ми завжди на зв'язку!
Використання наших матеріалів можливе за умови наявності прямого посилання на Прометей.