Мои левые братья

Василий Теркин был популярным персонажем Александра Твардовского на фронтах Великой Отечественной Войны. Во время хрущевской «Оттепели» появилась поэма «Василий Теркин в раю».

Михаэль Дорфман. Мои левые братья
8 Серпня 2017 22:05Блоги,Михаэль Дорфман

Есть и апокриф, который я рассказал своим читателям больше десяти лет назад. Рассказывают, как попал Василий Теркин на тот свет. Водит его ангел, показывает:

– Вот здесь «тот свет» социалистический, а вон там – капиталистический. Справа – православный, а слева – католический, мусульманский… буддийский… для агностиков…

Подошли они к высокой глухой стене.

– А здесь что? – спрашивает Теркин.

– Тссс!!!!! Тихо, там евреи сидят. Не мешайте им думать, что они здесь одни.

Признаюсь, я лукавил перед читателем. За стеной сидят левые. Там еще много разных стен. И за каждой есть разные левые. Если они борются за права трудящихся, за справедливое участие всех в производстве и распределении благ, если верят в освобождение человечества от капиталистической эксплуатации, то они мои братья. Хотелось бы написать и товарищи, но это у нас не всегда. Потому, что самые жестокие конфликты бывают именно внутри семьи, среди братьев. В 2000-е годы я помогал в проекте создания независимых профсоюзов в Египте, и я там встречал не только социалистов, но и либералов, и исламистов. И все мы делали общее дело. На демонстрациях антиглобалистов в 1990-х мы шли вместе… В 2002 году в Генуе, наверное, на последнем массовом интернациональном антиглобалистском протесте, меня и еще двух молоденьких израильских девочек из «Мир сегодня» на руках вынесли из облака слезоточивого газа мускулистые шведские скинхеды с вытатуированными свастиками на бицепсах.
На Оккупай Уолл Стрит мы делали общее дело со всеми… почти со всеми. Через опыт генеральных ассамблей и принятия решений путем достижения конценсуса пришло понимание, что достигать поставленных целей, осуществлять пункты левой программы, бороться за социальные права в современных условиях можно лишь через коалиции со всеми, кто работает, а не болтает. Коалиция – это союз людей и организаций, которые могут не соглашаться ни по одному вопросу, кроме поставленной цели. Если поставлена цель создания системы охраны матери и ребенка, то совершенно неважно, что партнеры думают по поводу абортов и гей-браков, контроля за оружием, капитализма и социализма, теории эволюции или вавилонского столпотворения.
Мои друзья-коммунисты в Москве осудили меня за мои симпатии к украинскому Майдану. Мы теперь не товарищи, но я чувствую к ним искренне уважение за их работу в профсоюзах, за адвокатскую деятельность по защите рабочих активистов и многое другое. Левые не идентификация. Политики идентификации не должны разделять нас. Освобождение от национального угнетения, самоопределение народов – это интегральная часть левой программы и стоит взглянуть поверх границ и не дать разным национализмам разделять разных левых.
Интернационализм вовсе не заключается в отказе от национальной и культурной самобытности, от права народов на самоопределение. Все страны, где сегодня более-менее комфортно жить прошли стадию национального проекта, где из разобщенных этносов, племен и общин создавалась нация. Другого пути к созданию государства, где общественное выше национального, никто не показал. Создание современных наций сопровождалось цепочкой больших и малых геноцидов и этнических чисток, однако невозможно сказать, виноват ли в этом национализм, или это неизбежный результат краха империй. И если национальный проект обрывался, то получалась не Швейцария, а Сирия.

Михаэль Дорфман, писатель, публицист.

Специально для Прометея.

Предыдущий материал цикла М. Дорфмана «Демократии больше нет»: О железном законе олигархии.

Следующий материал: Левые – это не идентификация, а идеология.

Новини

«Прометей» - незалежний інформаційний портал. Позиція редакції може не збігатись з точкою зору авторів окремих матеріалів. Ваші матеріали, побажання та пропозиції надсилати на електронну пошту: [email protected]. Ми завжди на зв'язку!
Використання наших матеріалів можливе за умови наявності прямого посилання на Прометей.