Алексей Навальный и ползучая колонизация

По мере приближения Алексея Навального к заветной процедуре регистрации в качестве кандидата в президенты России его политический портрет уточняется и приобретает рельефность. Ни у кого уже нет сомнений, что именно харизматический руководитель Фонда борьбы с коррупцией – единственный в стране серьезный оппозиционный политик. Как ему удалось создать такую удобную для своих амбиций ситуацию – самостоятельно или при молчаливом содействии Кремля, – безусловно, интересно. Но для нас важнее другое: чего ждать от Навального Украине.

Алексей Навальный и ползучая колонизация
2 Серпня 2017 22:02Блоги,Максим Осадчук

Первые два почетных места в длинном и болезненном списке вопросов, разумеется, занимают временно оккупированные территории – Крым и Донбасс. Независимо от того, что будет происходить во внутренней российской политике, Москве придется формулировать внятную стратегию по поводу двух украинских регионов, которые она де-факто сейчас полностью контролирует. Это важно не только для нормализации до предела обостренных в 2014 году отношений с нашей страной, но и для того, чтобы вывести Россию из-под западных экономических санкций и ослабить режим международной изоляции. Сам Навальный неоднократно высказывался в том духе, что считает войну с Украиной и сложнейшую дипломатическую ситуацию, в которой из-за этого оказалась Российская Федерация, главным преступлением Владимира Путина за весь период пребывания последнего у власти.

В отношении происходящего на Донбассе позиция Алексея Анатольевича лишена всякой оригинальности: при его мудром руководстве Россия должна первым делом обеспечить выполнение решающего пункта Минских соглашений – обеспечить Киеву контроль над границей между территориями «ДНР» и «ЛНР» и Ростовской областью. По старому замыслу участников переговоров в Нормандском формате, это должно – при грамотной реализации всех остальных пунктов – привести к окончательному прекращению боевых действий и восстановлению украинского суверенитета в ОРДЛО. Российские войска, говорит Навальный, безусловно должны покинуть пределы самопровозглашенных республик. Этот момент выгодно отличает главного борца с коррупцией от других российских политиков: для того, чтобы публично признать присутствие федеральных войск на востоке Украины, нужна определенная смелость. Однако с Крымом не так все просто.

Начнем с того, что одним из общепризнанных перлов предыдущего политического сезона стало популярное высказывание «Крым – не бутерброд», принадлежащее Навальному. В одном из июльских эфиров «Эха Москвы» – одного из немногих заметных СМИ, куда скандального создателя ФБК все еще пускают – он признал этот афоризм не самым удачным из своего наследия, но от основной идеи не отказался. Да, украинский полуостров был незаконно аннексирован его страной по личному произволу одного человека. Да, имело место быть чудовищное нарушение международного права, которое привело Москву в сомнительный клуб государств-изгоев. Но, простите, кто сказал, что даже самый либеральный президент может вот просто так взять и вернуть украденное? Нет, по мнению Алексея Навального, этот вопрос – из тех, у которых нет простого решения. С «крымским кризисом», при самом благоприятном варианте, России придется жить десятилетиями, ведь ни один из подобных территориальных конфликтов нигде в мире не получилось завершить так, чтобы все были довольны. Единственное, что Навальный на ответственном посту президента может твердо обещать: организация и проведение так называемого «второго референдума», который будет призван расставить все точки в вопросе о том, чего же хотят сами крымчане.

Будучи опытным и умным политиком, Навальный прекрасно понимает, что на следующем этапе карьеры ему придется заручиться поддержкой коллективного Запада. Поэтому он никогда не скажет, что признает результаты «референдума», ставшего формальным основанием для присоединения Крыма к собственности Владимира Путина. С другой стороны, в государстве, где имперский шовинизм силен – пожалуй, как никогда ранее в истории, – хороший демагог не может позволить себе публично призвать к возвращению героически аннексированной земли законным владельцам. В итоге Навальному приходится старательно изворачиваться, чтобы угодить всем: сохранить имидж либерального прогрессиста, заручиться поддержкой хотя бы части националистического электората (вспомните громкие дебаты с военным преступником Гиркиным-Стрелковым) и по возможности – не оттолкнуть от себя Украину. Избранная им линия в крымском вопросе (захватили, были не правы, но отдать не можем, так что проведем второй референдум) как нельзя лучше соответствует его политике по консолидации вокруг себя-любимого самых широких кругов протестной публики.

Как ни странно, даже в Украине находятся люди, оправдывающие оппортунизм Навального. Дескать, конечно, Крым – украинская земля, но других путей для прагматического решения вопроса, кроме того, что он предлагает, и вправду нет. Просто вернуть полуостров под контроль Киева в мире realpolitik, по их словам, невозможно. Такого рода «эксперты» всегда склонны закрывать глаза на тот простой факт, что и прямая территориальная аннексия в Европе XXI века до недавнего времени была чем-то решительно невозможным. В приличных кругах это, по крайней мере, точно не обсуждалось, однако история – непредсказуемая барышня.

Но даже если всерьез рассматривать предложение Навального о «втором референдуме», почти сразу возникает несколько очевидных вопросов. Получат ли право голоса те десятки тысяч крымчан, которые вынуждены были покинуть полуостров после оккупации? А те, кто в результате целенаправленной колонизаторской политики нынешней Администрации президента России прибыли на полуостров из российских регионов? Будут ли они голосовать на равных с теми, кто жил в автономной республике последние 25 лет? По официальным данным Крымстата, с весны 2014-го население одного только Симферополя увеличилось почти на 10 тысяч человек. А аналитик Украинского института будущего Игар Тышкевич оценивает замещение населения города приблизительно в 10%. А как насчет автохтонного крымскотатарского народа и его права на самоопределение?

Понятно, что ни на один из этих вопросов Алексей Навальный ответить не может, да и, прямо скажем, не собирается. Для того, чтобы найти ключ к «крымской проблеме», нужно для начала действительно поставить себе такую цель. У лидера российской оппозиции, очевидно, и без того хватает забот, чтобы всерьез задаваться поиском решения задачи, которая угрожает поставить под сомнение его президентские амбиции. Его можно воспринимать как эффективного политика, но считать Алексея Анатольевича другом или, по меньшей мере, ситуативным союзником Украины точно не стоит. Если деятельность Навального спровоцирует кризис политической власти в Москве и разрушение путинского авторитарного режима – мы скажем ему за это большое спасибо. Как знать, может еще украинских политзаключенных однажды выпустит. Но на большее рассчитывать не надо.

Максим Осадчук, главный редактор информационного портала Прометей, журналист, политолог.

Для Крым.Реалии.

Новини

«Прометей» - незалежний інформаційний портал. Позиція редакції може не збігатись з точкою зору авторів окремих матеріалів. Ваші матеріали, побажання та пропозиції надсилати на електронну пошту: [email protected]. Ми завжди на зв'язку!
Використання наших матеріалів можливе за умови наявності прямого посилання на Прометей.